Вид Плёса

Плёс -  один из древнейших городов на Волге. Уже более восьми веков стоит он на крутом берегу, на полпути между Костромой и Кинешмой. Расположен Плёс на высоком правом берегу реки Волги, прорезающей Ростово-Плесскую мореную гряду, образуя так называемые плесские "ворота". Город делится на две части: верхнюю - горную и нижнюю - подгорную. Верхнюю называют Троицкой, нижнюю - Набережной.
По разному называют Плёс: "жемчужиной Волги", "изумрудом севера", "золотым Плёсом". "Русской Швейцарией" назвал его А.В.Луначарский, "русским самоцветом" виделся Плёс Константину Федину.
Плёс входит в
Золотое кольцо России.
Есть два объяснения названия города, поскольку два значения имеет само слово "плёс". В русском языке "плёсом" называют прямой (между двумя поворотами) глубоководный участок реки с медленным течением. Именно на таком участке реки была построена крепость. Также "плёсом" называли раньше песчаную отмель и рыбий хвост. В словаре Даля слову "плёс" тоже дается два толкования: первое - колено реки между двумя изгибами, второе - рыбий хвост, или отшиб.
Какое именно из значений этого слова стало поводом для названия – сказать сложно.

Старый герб Плёса

Герб и флаг   

В 1778 году Плёс указом Екатерины II был преобразован в уездный центр Костромской губернии. 29 марта 1779 года вместе с другими гербами городов Костромского наместничества был утвержден герб Плёса: в верхнем поле герб костромской ("корма галерная с тремя фонарями и с опущенными лестницами"), в нижнем - "в серебряном поле река с выходящим из нея плёсом, означающим имя сего города".
В 2005 году в ходе муниципальной реформы было образовано
Плесское городское поселение в составе Приволжского района Ивановской области.
В ноябре юбилейного 2010 года Плёсское городское поселение получило прекрасный подарок: в Санкт-Петербурге Геральдическим советом при Президенте РФ был официально утверждены его герб (в основу которого был положен герб XVII века) и созданный на его основе флаг. Флаг Плёса - изображение реки с заводью на белом фоне, герб - "на серебряном поле лазоревая река с выходящим из неё плёсом". В вольной части плёсского герба может располагаться геральдическое обозначение его принадлежности Ивановской области. Но с официальным гербом Плёса происходит некотрая путаница.

Герб Иваново (1970 г.)

Герб города Иваново был утверждён горисполкомом 8 мая 1970 года к столетию областного центра. Он был разработан ленинградским художником Виталием Петровичем Кубашевским.По сравнению с остальными, новыми гербами того времени, перегруженными типичными советскими символами — звездами, шестеренками, колосьями, серпами и молотами, герб выглядел более скромно, лаконично и соответствовал правилам геральдики. На голубом фоне слева изображен факел — символ борьбы иваново-вознесенских рабочих в годы первой русской революции, символ города — Родины Первого Совета; справа на черных линиях, представляющих нити основы, ткацкий челнок, характеризующий Иваново как культурный центр текстильной промышленности; внизу белая извилистая линия, символическое изображение реки Талки. Этот герб лёг в основу современного герба Ивановской области.

Герб Ивановской области

Герб Ивановской области был принят Законодательным Собранием Ивановской области 31 декабря 1997 года. Он представляет собой изображение щита рассеченного червенью и лазурью, в оконечности три узких волнистых серебряных пояса. На правом червленом поле — золотой челнок с серебряной сердцевиной, на левом лазуревом — серебряный факел. Щит увенчан железной короной. Щитодержатели: справа — золотой лев, слева — золотой орёл. Постаментом является венок из зеленых стеблей и листьев с лазуревыми цветками льна и коробочками хлопчатника, перевитыми червлено-лазурной лентой с серебряной полоской.
Элементы на щите — факел, челнок и волнистая линия - взяты с советского герба Иванова, их толкование было изменено.
Факел символизирует знания, просвещение, стремление к прогрессу; челнок — текстильное производство. Красный и синий цвета щита взяты с исторических гербов Владимирской и Костромской губерний, в состав которых входили земли нынешней Ивановской области. Три узких волнистых пояса — река Волга. Корона повторяет геральдическую владимирскую корону и напоминает о том, что ивановские земли входили в Великое княжество Владимирское.

Герб Иваново (1996 г.)

Но 22 мая 1996 года Ивановской городской Думой первого созыва был утверждён новый герб города Иваново : в лазоревом (синем, голубом) поле — молодая женщина в серебряной рубахе с золотым воротом и червленом (красном) сарафане, вверху украшенном золотом, с червленым кокошником, украшенным золотом, и серебряным платком на голове, сидящая и обращенная вправо, из-за ее колен возникает стоящая за нею золотая гребенка прялки с серебряной куделью, которую она держит правой рукой, перед ней стоит прялка, колесо которой она вращает левой рукой.

Герб Плёса (1)

Герб Плёса (2)


Таким образом, город Иваново - областной центр - получил новый современный герб, а Ивановская область "живёт" со старым, ещё "советским" гербом!
И что же тогда делать с гербом Плёса? Существует два варианта. Какой из них официальный - загадка даже для самих ПЛЕСЯН!


              Видео-ролик: Золотое кольцо. Плёс            Панорамные фото Плёса

История Плёса   

Народное предание гласит о том, что на месте нынешнего Плёса стоял когда-то древний город Чувиль. О нем даже сложена немудреная песенка:

Ой, Чувиль, мой Чувиль,
Чувиль-Навиль, виль, виль, виль!
Еще чудо, первочудо,
Чудо родина моя!

"Град Чувиль" - местность на правом берегу Волги, ниже по течению на 12 км от Плеса, между деревнями Алабуга и Кочергино. В IX—XIII веках здесь жили финно-угорские племена - предки народа меря. Но в первой половине XII века начинается заселение земель Верхневолжья славянами. Первое летописное упоминание о городе Плёсе относится к 1141 году. "Новгородская первая летопись" гласит: "В лето 6649 (в 1141 году) бысть знамение на небеси дивно вельми". Около солнца замечено было 6 кругов, которые стояли почти весь день. А далее рассказывается о том, как Великий князь киевский Всеволод отзывает из Новгорода брата Святослава, а тот "убояша новгородцев" вместе с посадником Якуном бежал, но Якун был пойман в Плёсе: "Якуна яша на Плёсе".

И.Левитан "Деревянная часовня в Плёсе"

Археологические раскопки подтвердили существование на мысовой части нынешней Соборной горы города-крепости XII века, защищавшего Владимире-Суздальское княжество от походов волжских булгар в XII—XIII веках. Стены крепости были бревенчатыми с перерубами и отдельными жилыми клетями.
На месте одной из клетей найдены вещи воинов-дружинников, в основании угловой башни ритуальный горшок с "дарами языческим богам". При крепости был посад, протянувшийся по берегу Волги (современная набережная) вниз до ручья Гремячка. Посад состоял из отдельных усадеб, разделенных ручьями и родниками, стекавшими в Волгу. В ходе раскопок обнаружена усадьба древнего кузнеца-ювелира. Жилые дома срубные, при доме погреб с облицованными стенками, защищавшими его от грунтовых вод. Жилище отапливалось топившейся по-черному печью, сложенной из камня и глины. При раскопках посада найдены изделия местных мастеров: замки и ключи, кухонные и охотничьи ножи, ювелирные украшения, фрагменты изготовленной на гончарном круге посуды. Большое значение для жителей имело рыболовство. Судя по остаткам костей, в пищу употреблялась рыба осетровых пород. Надписи на днищах посуды, книжная застежка, металлическое писало свидетельствуют о том, что местные жители умели читать и писать, знали основы географии и математики.
Заселение финно-угорских земель славянами привело к формированию в начале XIII века своеобразной культуры, сочетавшей и языческие верования, и проникающее в сознание людей христианство. На территории плёсской крепости было обнаружено языческое святилище, где совершались жертвоприношения в честь
Велеса. Символом слияния местной финно-угорской и пришлой славянской культуры стал женский костюм с вышитым охранительным орнаментом у вырезов и краев и призванными отгонять злых духов шумящими подвесками на поясе.

С 1986 г. археологические раскопки раннесредневекового посада на восточной оконечности г. Плёса проводится по руководством археолога, кандидата исторических наук Павла Николаевича Травкина. Им в 1999 г. был основан частный Музей древнерусской семьи 1237 г.
Он представляет собой восстановленную по результатам раскопок усадьбу: здесь есть мужская и женская половины, уголок воина, ювелира, оружейника, рыболова и охотника, детский уголок, домашнее святилище Велеса.
                                           

В начале XIII века город Плёс переживал экономический подъем, имея широкие торговые связи. Сюда привозили медь из Прикамья, свинец из Новгорода, цветной камень с Волыни. Из Плёса вывозили меха, рыбу, лен и изделия ремесленников.
Но зимой 1237—38 годов Плёс был разорен и сожжен во время ордынского нашествия на Русь. "Воинские повести Древней Руси" сообщают об этом событии:
"Окаянный же Батый еще воздвижеся воевати, и взяша 14 градов". В числе этих "градов" называется и Плёс.
Даже после знаменательной победы
Дмитрия Донского над татарами в 1380 году набеги их по Волге в пределах Костромы и Ярославля повторялись довольно долго. Так было и в 1409 году, когда полки хана Мурзы Эдигея разграбили Переславль-Залвсский и двинулись к Костроме, куда, спасаясь от татар, вынужден был переехать из Москвы Великий князь московский Василий Дмитриевич с женой и детьми. Такая напряженная обстановка и заставила его в 1410 году "повеле рубити град Плёсо". Была возведена новая крепость, сооруженная по последнему слову военной техники того времени, занимая все плато Соборной горы площадью до 5,5 га. Был срыт старый вал и насыпан новый, вырыт глубокий ров с южной стороны. Крепость по периметру опоясывали стены общей длиной до километра, высотой около 6 метров с высотой башен до 10 метров, внутренность стен забутована булыжным камнем и глиной. Это дорогостоящее сооружение стало частью единой таможенно-оборонительной системы волжского рубежа, необходимого московским князьям для контроля за главной дорогой Руси — Волгой. Помимо новой крепости в систему входил и каменный лабиринт в русле Волги в районе Сторожева, ниже по течению Волги. Провести суда мимо Косой и Винной гряд могли только опытные плёсские лоцманы, за услуги которых взималась пошлина, либо нужно было предоставить пропускную грамоту. Афанасий Никитин в своем "Хождении за три моря" свидетельствовал: "...на Плеси пропустили мя беспрепятственно". Пропускная система, как и крепость, функционировала до полного объединения Руси вокруг Москвы. А каменные гряды были большим препятствием для волжского судоходства вплоть до строительства Горьковского водохранилища в 1950-е годы.
В XV—XVI веках Плёс упоминается в письменных источниках в связи с военными событиями как место сбора "ратных людей". С ним оказались связаны крупные военачальники, представители знатных княжеских родов: Палецких, Шуйских, Шереметевых, Пожарских. Плёсская волость принадлежала одному из самых могущественных в XV веке родов, князьям Сабуровым. Наместник в город Плёс назначался из Москвы, сам же город подчинялся непосредственно Великому князю Московскому. Археологические находки — дополнительные тому свидетельства: найдены печать Василия Дмитриевича, монеты Московского княжества. Много в крепости и следов пребывания простого воинства: элементы конского снаряжения, части доспехов, каменные ядра со следами пороховой гари. Встречаются и предметы, связанные с православной религией: кресты-складни, кресты-мощевики, резные нагрудные иконки. Найдены предметы, необходимые средневековому ювелиру, в том числе готовые изделия, отливки крестов из цветных металлов. Память о средневековых гончарах — в глиняной посуде с клеймами-печатями на дне.

И.Левитан "Вечер на Волге. Плёс"

Плёс упоминается в летописях 1420 года среди русских земель, где в тот год был "мор силен на люди... и тако выморши, яко и жита бежать некочу. И снег выпал слишком рано, на Никитин день" (14 сентября по старому стилю). Эти события, безусловно, ослабили город и в военном отношении. В 1429 году, как сообщает летопись, "пришли татарове казанские на Галич без вести на князя Юрия Дмитриевича". Татары стояли в Галиче месяц, а "крещение пришед, взяли Кострому, а Плёсо и Лух воевали". Посланные князем Юрием князья-воеводы не смогли справиться с татарским войском. Тогда свои усилия объединили воевода Федор Добрынский да князь Федор Пестрый Давыдович: под Нижним Новгородом они врагов догнали, "татар били, а иные убегли, а полон отполониша. Тем воеводам при животе честь, а по смерти вечная слава". Как видно из летописи, взять и разорить крепость Плёс на сей раз не получилось, Плёсо только "воевали". С этих пор крепость Плёсо вплоть до Смутного времени ни разу не была взята врагами, сжигали только посад, а в крепость войти не могли. В 1459 году отряд татар подошел к Плёсу и осадил его. Но князь Семен Несвижский, плёсский воевода, отбил нападение. Нападавшие понесли большие потери и вынуждены были уйти. В 1540 году на Муром идет Сафа-Гирей, в Плёсе же с полком сидит один из набольших воевод. Он и вступает в битву. "Приходили татарове казаньския к Мурому и Костроме, и учинися бои пониже Костромы у Пятницы святыя на Плёси". В этом бою погибли четверть "набольших воевод" Великого князя и много боярских детей, но "полон великого князя отполониша весь" , т.е. пленных освободили.
В 1551 году по распоряжению царя
Ивана IV в Плесе был сформирован большой отряд войск для похода на Казань. Осенью 1552 года Казань была взята. Казанское ханство перестало существовать. В 1556 году сдалась русским войскам и Астрахань. С этого времени вся территория среднего и нижнего Поволжья присоединилась к единому русскому государству. Волжский водный путь стал свободным на всем своем протяжении от Каспийского моря до истоков Волги, что открыло возможность для развития торговой деятельности поволжских городов.
Плёс всегда подчинялся Великому князю московскому и не участвовал в междоусобных распрях. До нас дошли духовные грамоты Великого князя
Ивана III и царя Ивана Грозного . Грамоты перечисляют города с волостями и селами, которые князья завещают своим детям. Из духовной грамоты Ивана III: "Да сыну ж своему Василию даю... город Кострому, и с Плёсом, и с Нерехтою, ...и с волостьми, и с путьми, и с селы, и со всеми пошлинами..." . Царь Иван Грозный сыну своему Федору тоже завещает среди прочих "Кострому да город Плёсо" .
В XVI веке Князья Московские начинают организовывать мирную жизнь на окраинах своего государства, поощряют деятельность православных монастырей и храмов. История сохранила интересный документ.
Великий Князь Василий Васильевич "пожаловал архимандрита Александра с братиею шартромскою. Чтоб собе поставили двор на Плёсе, и кого себе в тот двор перезовут людей из иных княжений, ни дань, ни ям, ни подводы, никоторые пошлины не имать". По этой грамоте наместники великого князя судить людей того двора не могли, "опричь душегубства", поборов никаких брать не имели права: "А ведает и судит архимандрит Александр тех людей своих сам" . Особые права церковных владык в Плёсе позднее подтверждает царь Иван IV.
К концу XVI века происходит окончательное слияние областей, земель и княжеств в единое целое, интенсивно растут города, особенно на крупных водных магистралях. Плёс активно развивается как торговый центр, о чем свидетельствует большой клад серебряных монет времен Ивана Грозного, найденный на территории Соборной горы. Большая часть ремесленников Плёса — это тягловые посадские люди, работающие на рынок, или обслуживающие нужды царского или патриаршего двора. Обширная Рыбная слобода (теперь Заречье) обеспечивает рыбой царский двор, в больших количествах отлавливается рыба осетровых пород, особенно стерлядь.
В окрестностях Плёса на малых реках и ручьях много бобров, здесь были царские бобровые угодья.

И.Левитан "Плёс. Этюд"

Начало XVII века ознаменовалось на Руси новыми распрями и получило название "смутного времени". В 1609 году на Плёс двигается польское войско: "...на Волге город Плёсо взяли и пошли назад". Крепость, основательно обветшавшая, была сожжена и уже более не восстанавливалась.
В феврале—марте 1612 года в Нижнем Новгороде собирается народное ополчение под князя Дмитрия Пожарского и гражданина Козьмы Минина для освобождения захваченных поляками русских земель, для освобождения Москвы. Поход ополченцев был торжественным и впечатляющим, к ним присоединяются отряды "со многими дворянами разных городов". Первой остановкой ополченцев была Балахна, затем Юрьевец, Решма, Кинешма. Затем ополчение пришло в Плёс, где Пожарский получил известие, что костромской воевода Иван Шереметьев "принял не благ совет" — не пускать ополченцев на Кострому. Но ополченцы еще по льду успели переправиться на левый берег и двинулись на Кострому. Большая часть костромичей не поддержала своего воеводу и готова была убить его. Прибывший в Кострому Пожарский заступился за Шереметьева, но костромским воеводою был назначен князь Роман Гагарин. В августе 1612 года ополчение вошло в Москву, а в январе 1613 года на Земском Соборе царём был избран Михаил Федорович Романов , патриархом стал его отец, в монашестве Филарет. Борьба с польскими интервентами в начале XVII века стала последним этапом в военной истории города Плёса.
Смутное время закончилось. Центральной власти важно было знать положение дел на местах и они посылали писцов по всей стране, в том числе и "на Костромскую четь", и на Плёс
"писати и меряти поместных и вотчинных земель" . Содержание писцов ложилось на плечи местного населения. "А корму указано писцам давати дворянину по туше бараньей, да по курети, да луку и чесноку, и соли, и сметаны, и по две деньги на день... а хлебов и калачей, чем мочно с людьми сытым быти. А в постные дни давати им рыбою" .
В писцовых книгах 1646—47 годов встречаются сведения о ремесленниках плёсского посада, о каменщиках, кирпичниках, кузнецах, плотниках, скорняках, шорниках. Перепись 1670—1680 годов указывает, что в Плёсе на посаде 55 дворов, а в них 154 человека. На служилых людей составлялись отдельные списки, но они не сохранились. Посадские люди были объединены в общины, во главе которых стояли торговцы, промышленники, судовладельцы, избираемые в старосты, и целовальники. Община несла "тягло", государственный налог в казну, и выполняла государственные повинности по ремонту дорог, обслуживанию крепостей и таможенных служб. До нас дошла челобитная от 24 октября 1670 года
царю Алексею Михайловичу от плёсских жителей, обеспокоенных нападением "лихих и разбойных людей" на таможню и посад, на разграбление казны. "Приезжали, Государь, к нам сиротам твоим на Плёсо и на посад в твою, Великий Государь, таможню и на кружечный двор ночною порою лихие многие воровские люди и разбойники... казну разбоем грабили и разоряли" . Обороняться от грабителей жители должны были самостоятельно, о чем и докладывают царю: "Мы, сироты твои, на погоне разбойничья атамана Антипку, по прозвищу Рудака убили, а иные воровские люди утекли рекою Волгою в лодках" . Люди просят оказать им помощь, "чтобы в конец не погибнуть и домишками своими не разориться".
В первой половине XVII века в Костромском крае большое место стало занимать льноводство. Крестьяне и посадские люди заводили в домах ручные ткацкие станы и приспособления, необходимые для подготовки пряжи; ткали холсты, "новины", и для потребностей своей семьи, и на продажу. В домашних условиях производились грубые узкие полотна, холсты. Появились оборотистые купцы, делавшие закупки у крестьян домашних холстов. В это же время в Поволжье большую роль играли соляные варницы и поташные заводы, Плёс активно торговал солью.
Середина XVII века ознаменовалась расколом в русской церкви, связанным с церковной реформой
кпатриарха Никона 1666—67 годов. Население Плёса в большинстве своем не приняло этой реформы, старообрядцами вплоть до XX века были многие купеческие семьи. Всего при населении немногим более 2 тысяч раскольников в Плёсе насчитывалось более 60 человек. Даже в начале XX столетия в Плёсе функционировало старообрядческое кладбище "Зеленя", а путешественники пишут, что город населен "героями Мельникова-Печерского".

И.Левитан "Вечер. Золотой Плёс", 1889

В эпоху Петра I Россияа была разделена на 8 губерний, губернии делились на провинции, те в свою очередь на уезды. Плёс был отнесен к Московской губернии. В царствование Екатерины II , уже в 1775 году, страна была разделена на 50 губерний, а губернии на уезды. Плёс был отнесен к Костромской губернии и в 1778 году получил статус уездного города. В Плёсе были учреждены магистрат и уездное присутствие. Глава уездного города — городничий, обладал исполнительной полицейской властью. Уездным городом Плёс пробыл до 1798 года, а затем был наименован "заштатный город Плёс".
Петровские преобразования дали мощный толчок развитию промышленности и Плёс на протяжении XVIII—XIX веков развивался очень активно. В середине XIX века в городе числится 395 купцов; по Костромской губернии лишь Кострома и Галич немного превышают его. Торговый волжский путь, высокая плотность населения, развитие ремесел и промыслов — все это подтолкнуло развитие текстильной и перерабатывающей промышленности. Продолжается скупка полотна, произведенного крестьянами и ремесленниками в домашних условиях. Но в конце XVIII века появляются и крупные полотняные заведения: полотняное заведение И.Я.Ермолина (1789 г.), полотняная мануфактура купца Шишмолина (1795 г.), полотняное заведение купцов Зубаревых (1801 г.). На "Плане бывому городу Плёсу" (1798 г.) указаны полотняные заведения весьма крупного характера в западной части города, принадлежавшие Василию Васильевичу Частухину. Производство ограничивалось изготовлением фламского полотна и равендуков (равендук - толстое парусинное полотно), но это уже более широкие, плотные и тонкие полотна, нежели домашняя холстина. Плёсские промышленники выполняли, главным образом, заказы военного ведомства; фламское полотно шло на обмундирование армии, а равендуки — на паруса для флота.
В начале XIX века фабрики меняют свой облик и приобретают характер так называемой рассеянной мануфактуры. Промышленники свертывают затратные концентрированные производства, оставляют сновальное производство, отделочное с небольшим количеством рабочих. Купцы берут на себя роль организаторов примитивного крестьянского производства: по-прежнему скупают у крестьян льняную пряжу, снабжают крестьян деталями для станков, сами же занимаются сбытом готовой продукции. Наиболее процветающими из плёсских купцов-льнопромышленников были В.В.Частухин и его сын Геннадий. О полотняной фабрике В.Частухина пишут братья Чернецовы в 1838 году в книге "Путешествие по Волге":
"Полотняная фабрика Частухина существует здесь более 40 лет" . В книге указывается, что на фабрике зимой занято 200 человек, что производимый товар — фламское полотно и равендук, а также "скатерти, салфетки, канифасы" ( канифас - легкая хлопчатобумажная ткань с рельефным рисунком). Скатерти и салфетки — это дорогой штучный товар, где узорные каймы, зачастую и вся поверхность изделия — сложнейший узор, созданный переплетением нитей. Для производства такого узора необходимы жаккардовые машинки, только начинающее появляться в России изобретение французского инженера Жаккарда. Наследник В.В.Частухина Геннадий Васильевич, купец 2-й гильдии, в 1842 году упоминается как городской голова Плёса. В 1845 году он и Андрей Иванович Солодовников на свои средства отстраивают каменную Петропавловскую церковь. Дом Частухиных, самый большой и богатый, завершает Плёсскую набережную с запада. Однако Геннадий Васильевич Частухин не оставил после себя наследников мужского пола, и производство вскоре захирело. Льняное производство не выдерживает конкуренции с ситцепечатанием и приходит в упадок.
Наивысшего расцвета Плёс купеческий достигает к 50-м годам XIX века, когда торговля лесом, хлебом и льняными тканями набирает большие обороты. Лес, заготовленный в Буйском уезде Костромской губернии, продавали, перегоняя его плотами, или в виде дров. Торговлю лесом вели купеческие семьи Шемякиных, Иконниковых, Трошевых, Фомичевых. Но наибольшие доходы давала торговля хлебом, привозимым из низовых губерний. Далее товары переправлялись в Рыбинск и в Петербург, а гужевым транспортом — в Иваново. В это время в Плёсе две грузовые пристани: одна хлебная, другая — для судов с материалами для хлопчатобумажного производства (далее они отправлялись в Шую, Иваново). Через Плёс сбывались на Нижегородскую ярмарку готовые бумажные ткани. Торговлю текстилем ведут купцы Частухины, Трошевы, Аверины. На плёсских грузовых пристанях разгружалось ежегодно до 100 судов. Для перевозки хлеба плёсские купцы использовали собственные суда. Суда поднимали от 12 до 28 тысяч пудов каждое, работников от 25 до 40 человек на каждом. Некоторые из мещан имели "тихвинки" вместимостью от 3 до 7 тысяч пудов. Свои суда для перевозки хлеба имели купцы Соболевы, Синицыны, Подгорновы, Скороходовы, Частухины, известными зерноторговцами были Шемякины.

И.Левитан "После дождя. Плёс", 1889

Ежегодно в Плёсе проводились две ярмарки: летняя на Петров день (12 июля) и осенняя на Покров (14 октября). Они продолжались от трех до пяти дней. Особенно славилась Покровская ярмарка, на которой шла конная торговля. В иные годы коновязь и возы с сеном и овсом тянулись через всю Троицкую слободу до самого выезда из города. Ярмарки были большим праздником; ставились балаганы, устраивались представления бродячих артистов. Много привозилось на ярмарку глиняной посуды и разных кустарных изделий. Шла бойкая торговля бубликами, разными сладостями, особенно хороши были расписные городецкие пряники. Немало продавалось и горячительных напитков.
Основные торговые лавки располагались на Базарной площади. До 1820-х годов торговые лавки в основном были деревянными, но к середине столетия городская Управа отстраивает каменные торговые ряды. Помещения в рядах сдавались торговцам в аренду, и это было одной из доходных статей городского бюджета. Многие купцы имели лавки при своих домах. Купцы богатеют, начинает отстраиваться "каменный город".
К середине XIX века складывается архитектурный облик города, который сохранился, в основном, до сегодняшнего дня. В царствование Екатерины Великой принимается первый генеральный план застройки города. Это был геометрически правильный с поквартальной разбивкой план, закрепивший на Соборной горе административный центр. План этот не учитывал сложности рельефа, обилия ключей, зыбких грунтов, а потому был скорректирован и окончательно утвержден в 1881 году. Каменное строительство потребовало инженерной подготовки, что и было блестяще исполнено. В склонах холмов были прорезаны полувыемки. Крутые наружные откосы укреплены вертикальными стенками из крупных валунов. В основание набережной на протяжении более 2 км заложена система дренажей, представляющих собой искусное сооружение из дубовых срубов-ряжей, снабженных кожаными клапанами, которые допускали сброс воды в Волгу и перекрывали ее напор с Волги во время паводков.
Застройка города определяется особенностями рельефа и Волгой. Набережная — главная улица города. С восточной и западной сторон лента набережной ограничена двумя двухэтажными купеческими особняками. С восточной стороны — дом Подгорнова и Грошева (ныне музей пейзажа), дом Частухина — на западе (разрушен в советское время). Это самые крупные монументальные сооружения в духе провинциального классицизма. Симметрично по разным сторонам Шохонки у ее впадения в Волгу стояли два дома с мезонинами купцов Солодовникова и Шемякина. В настоящее время в доме Солодовникова размещается Дом-музей И. Левитана, на месте другого, разрушенного, появилось новое частное владение.
Главная улица города застроена, в основном, двухэтажными каменными особняками, выстроенными тоже в стиле провинциального классицизма. В свое время путешественники отмечали отсутствие вычурности и крикливости в плёсских постройках: "Домики стоят, будто сахарные". Большинство из них оштукатурено и выбелено, это придало Набережной скромный уют, особую теплоту и душевность.

И.Левитан "Осень. Мельница. Плёс", 1888

Балетмейстер Глушковский оставил яркое описание города 1813 года: "Этот город разделялся на два отделения: на высокой горе и по берегу реки Волги почти все строения деревянные, кроме нескольких церквей и развалин, некогда бывших присутственными местами, Гостиный двор, т.е. лавки, были деревянные, без всякого фасада и порядка: в одной продавали деготь, сало, колесы, веревки, а рядом с ней торговали чаем, пряниками, сахаром и вином... Аптеки и лекаря в городе не было, лекарства кое-какие продавались в москательной лавке, а вместо лекаря служили три отставные за старостию лет фельдшера, которые лечили какими-то травами; больниц не было.
Жителей в Плёсах было до 2000 душ; народ был красивый, здоровый. Мужчины весною ловили рыбу, нанимались по Волге гнать лес и тянуть бечеву, а бабы и девки пряли лен и ткали на продажу холстину. Жизнь в городе была дешевая: телятина, баранина, свинина, куры, гуси, утки, молоко, масло, овес и дрова были нипочем".

Художники братья Чернецовы во время своего путешествия по Волге в 1838 году записали интересные наблюдения за жизнью и бытом горожан: "Жители прекрасно пользовались струями ключей, во множестве бьющих из горы. Они провели эти ключи через свои дворы, в которых устроили садки для рыбы... В этих садках в чистой ключевой воде плавают стерляди и другие обитательницы волжских вод; хозяин перед обедом, для своего семейства или желая попотчевать доброго гостя, выходит во двор, выбирает любую, поддевает обреченную саком и... в кастрюлю! Подобное приволье редко можно встретить! Здесь есть очень хорошо выстроенные дома и во многих из них стены комнат кажутся с первого взгляда сделанными как бы под мрамор. Но в этот вид они приведены грунтовкою, по которой покрыты масляными красками. Полы обиты войлоками, на которые натянут холст, также выкрашенный красками на масле. Сверх мягкости своей они имеют то удобство, что легко содержатся в чистоте".
Военно-статистическое обозрение 1848 года по Костромской губернии, составленное поручиком Генерального штаба Воронцовым- Вельяминовым, содержит такие сведения о Плёсе: "Город расположен на крутом и высоком берегу реки Волги, имеет 6 церквей, 17 домов каменных, 227 деревянных, 80 лавок, 2230 жителей".
Внешний вид города постепенно меняется. Если в начале века путешественники называют 2-3 каменных дома, то к 70-м годам уже выстроена большая часть каменных домов, и не только на Набережной, но и в Заречье, и на следующей надпойменной террасе. Город застраивается по плану, фасады домов согласуются с губернскими костромскими архитекторами. К концу XIX века архитектурный облик города сложился окончательно и за некоторыми утратами сохранился до наших дней.

Успенский собор

В первой половине XIX века выстроены и каменные плёсские церкви. Самый старый храм города расположен на Соборной горе, это зимний храм в честь Успения Пресвятой Богородицы (1699 г.). Собор имеет восьмигранную колокольню, выше звона грани сближаются и переходят в основание купола с изящной луковичной главкой. По углам трапезной и колокольни имеется пилястр с базой и капителями. На окнах простые наличники с сандриками.
Был здесь и летний храм, освященный в 1828 году. Это высокий пятикупольный храм, крестообразный в плане. Основное здание внутри было богато расписано. Церковная летопись говорит, что достопримечательностью храма была местночтимая чудотворная икона Казанской Божьей матери, "явившаяся на вековом древе — вязу". Легенда утверждает, что после пожара, случившегося около 1695 года, бывшая тогда деревянная Успенская церковь сгорела, а икона Казанской Божьей матери была найдена в пепле невредимой. В честь ее и построен летний храм, разобранный на строительный материал в 30— 50-е годы XX века.
В Успенском Соборе в 1838 году состоялось венчание Александра Павловича Бакунина и Марии Александровны Щулепниковой из старинного дворянского рода Щулепниковых, владевших имением Утешное возле Плёса. А.П.Бакунин (адъютант генерала Раевского старшего) начиная с 30-х годов регулярно бывал в своем имении с. Райково. По соседству было имение его сестры, Катеньки Бакуниной, которой посвящал свои стихи А.С. Пушкин. Некоторое время Бакунин был Костромским губернатором, наезжал в свое имение часто, там писал главный труд своей жизни "Управление общее для российских губерний".

Храмы Троицкой слободы

При въезде в Плёс в Троицкой слободе, названной так по имени храма, имеется комплекс из двух храмов Живоначальной и Животворящей Троицы. В древности здесь стояла одна приходская деревянная церковь. В 1808 году была перестроена, возведена каменная колокольня, в основном храме выполнена роспись. В 1828 году был построен новый зимний Введенский храм. Неизвестный архитектор возвел небольшое приземистое сооружение с плоским куполом на массивном барабане, декор храма весьма лаконичен.
Летний Троицкий храм — это храм-четверик, двухсветный, пятиглавый, с колокольней над входом. Особую стройность храму придает четырехъярусная колокольня с арочными проемами по сторонам. В храме сохранилась фресковая роспись, не записанная позднейшей масляной живописью. На потолке апсиды изображена Новозаветная Троица, в храмовом четверике на стенах выделяются "Шествие на Голгофу" и "Снятие со креста".

Воскресенский храм

В 1817 году на центральной площади города на небольшом холме был построен на пожертвования горожан в знак признательности героям Отечественной войны новый храм Воскресения Господня. Это пятиглавая церковь с двусветным четвериком и граненой апсидой. Трапезная, колокольня и портики с колоннами были пристроены к церкви несколько позднее. По данным 1868 года при этой церкви существовало духовное училище, которое помещалось в доме священника. В начале XX столетия при храме была церковноприходская мужская школа.

Церковь Варвары

В 1821 году в Заречье на восточной оконечности города была выстроена Церковь Св. Варвары Великомученицы, в закругленных объемах которой проступают черты раннего барокко. Колокольня значительно превышает основной объем храма и является архитектурной доминантой Заречья. В храме сохранилась роспись, не совсем испорченная пребыванием здесь в советское время столярной мастерской, а потом металлообрабатывающего цеха.

Преображенская церковь

В противоположной, западной, части города была возведена церковь Преображения Господня. На этом месте в древности был мужской монастырь, или пустынь, сведений о времени основания которого не сохранилось. Монастырь был невелик, земельных угодий с крестьянами не имел, монахи жили подаянием приходящих помолиться. В 1764 году Екатериной II проводилась секуляризация монастырских, церковных и архиерейских вотчин, небольшие монастыри были закрыты. К моменту закрытия в Преображенской пустыни жили всего три монаха. Храм Преображения стал приходским храмом, возле храма возникло городское кладбище, со временем перенесенное на возвышенное место над церковью. За этим местом у местных жителей закрепилось до сегодняшнего дня название "Пустыня", "Пустынка". Каменная Преображенская церковь с колокольней построена в стиле позднего классицизма в 1849 году на средства благотворителей. Она отличается монументальностью внешнего облика, имеет цилиндрические завершения и храма, и колокольни. Храм расписан, росписи во время последней реставрации забелены. В приходе было попечительство для призрения детей бедных и сирот.

И.Левитан "Над вечным покоем", 1894

Были в Плёсе еще две церкви. Старинная деревянная церковь во имя Святых апостолов Петра и Павла, запечатленная И.И.Левитаном на знаменитой картине "Над вечным покоем", была построена в XVI веке, сгорела в 1903 году от детских шалостей. Это кладбищенская церковь, на кладбище обнаружен надгробный камень с датой захоронения 1572 года. На месте сгоревшей деревянной церкви в настоящее время стоит другая деревянная церковь Воскресения, перенесенная сюда из села Билюково Ильинского района Ивановской области. Церковь по-своему интересна. Это тот же тип древнейшего клетского храма.

Церковь Воскрксесения из с.Билюково

Недалеко от деревянной церкви на той же Петропавловской горе в 1845 году на средства плёсских купцов Г.В.Частухина и А.И.Солодовникова была построена каменная Петропавловская церковь. Она стояла вблизи дороги, поднимающейся из Заречья и ведущей в Вичугу. Приход церкви был самый крупный в Плёсе, к нему относились и восемь селений на 7 верст в округе. Судьба этого храма в XX столетии характерна для времени: храм закрыт, иконы и утварь большей частью уничтожены, здание начали разбирать на строительный материал. Оставшаяся часть в 1937 году была передана расположившемуся на противоположном берегу Волги учреждению Волголаг НКВД; в послевоенное время перешла к Плёсскому гравийному карьеру.

Часовня Николая Чудотворца

В 1892 году на возвышенности в восточной части города была построена кирпичная Часовня Николая Чудотворца. Это хороший образец небольшой городской часовни того периода в русском стиле. Центрический восьмигранный объем с более узкими диагональными гранями поставлен на цоколь и завершен небольшим шатром с такими же неодинаковыми скатами и полицей у низкого основания. Убранство фасадов отличается простотой и одновременно выразительностью. Углы восьмерика акцентированы широкими огибающими пилястрами, грани декорированы прямоугольными филенками. Венчающий карниз изломан щипцами над широкими гранями. Шатер украшен гуртами на ребрах. На южной и северной сторонах в нишах помещены окна с лучковыми перемычками едва заметного подъема и ажурными решетками. С восточной стороны место окна занимает ниша. С запада устроен вход с пятиугольной перспективной нишей над ним и открытым крыльцом с металлическим навесом на двух чугунных столбиках. Помещение перекрыто восьмилотковым сводом.
Развитие Плёса приостановилось в связи со строительством в 1871 году железнодорожной линии (от Кинешмы до Иваново-Вознесенска и далее до Москвы), подрывающей оптовую речную торговлю. Грузообороты по Волге сокращаются, но еще существуют несколько пристаней, принадлежавших разным пароходствам.
С появлением пассажирских перевозок по Волге в Плёсе появляются пассажирские пароходные пристани, принадлежащие обществам "Самолет", "По Волге", "Кавказ и Меркурий", "Пароходство Кашиной". Места для пристаней пароходные компании ежегодно брали с торгов у города через городскую Управу. На каждой пристани был заведующий, кассир, матросы; имелись помещения для пассажиров, для багажа и груза. Вот как описывает стоянку парохода в Плёсе И.Ф.Юменев в путевых набросках "От Ярославля до Нижнего":
"На пристани бабы продавали скатерти, салфетки, полотенца и прочие мануфактурные изделия местного производства. Торговля с пассажирами шла довольно бойко, но пароходные свистки скоро нарушили коммерцию. Трап был принят. Колеса пришли в движение, и картина симпатичного городка вскоре осталась позади".
В летние месяцы все пассажирские пароходы были заполнены. За сутки бывало 7 пароходов сверху и 7 снизу. На пароходе попадают в Плёс в 1870 г. И.Е.Репин и Ф.А.Васильев ; знаменитый художник описал впечатления от Плёса во время короткой стоянки парохода в своей книге "Далекое близкое".
Путешествия по Волге с остановками в Плёсе совершают и венценосные особы. В 1767 году путешествующую по Волге
Екатерину Великую ждали с хлебом и солью в Плёсе, но она остановилась только в Каменке, в имении Бибикова в знак признательности за его заслуги перед отечеством. В августе1866 года в Плёсе во время путешествия на пароходе "Поспешный" останавливались наследник Александр Александрович "с августейшим братом своим Великим Князем Владимиром Александровичем". Во второй раз император Александр III посещает город Кострому и костромское Поволжье в июле 1881 г. вместе с императрицей Марией Федоровной и наследником, будущим императором Николаем II.

Памятник основателю Плёса. Фото из журнала Природа и люди № 50 за 1910 год

В первое десятилетие XX века город активно готовится к своему 500-летию и 300-летию дома Романовых. Костромскую землю по праву называют колыбелью царствующего дома. В Плёсе готовились к торжественной встрече царствующих особ, но царь с семейством в Плёсе не останавливался. Были проведены большие работы по благоустройству города: построен каменный мост через Шохонку взамен деревянного, устроен водопровод и водоразборная колонка, заново вымощена площадь, отремонтированы булыжные спуски, водружен большой колокол на колокольню Троицкого храма. К юбилею города был торжественно открыт памятник Великому князю московскому Василию Дмитриевичу. И снова работы были оплачены Г.К.Горбуновым. Подновили свои дома и магазины купцы. В это время городским головой был П.Н.Смирнов, а строительные работы вел Иван Васильевич Королев, за заслуги перед городом удостоенный звания "Почетный гражданин".
  Пятисотлетие города Плеса. Очерк из журнала Природа и люди № 50 за 1910 год
Новый век ознаменовался и большим несчастьем: сгорела древняя деревянная Петропавловская церковь, так полюбившаяся И.Левитану. Впереди были и другие несчастья и потрясения, круто изменившие судьбы многих коренных жителей города: Империалистическая война ("германская"), как называли ее в народе), Октябрь 1917 года.
В 1915 году в Плёсе размещается лазарет. Жители и дачники считают долгом своим помогать раненным на фронтах: проводятся сборы пожертвований, благотворительные спектакли, молебны за здравие русского воинства. Организуется праздник "Синего цветка". Девушки и дамы — члены благотворительных обществ - во время гуляния на Соборной горе проводят сбор пожертвований в пользу раненых, раздавая трогательные букетики синих цветов. В ближайшее время Россию ожидают большие потрясения, "неслыханные перемены, невиданные мятежи", и люди не могут не чувствовать этого. В частных письмах нередки мрачные настроения:
"Воскресенское общество наше разрушено. Кругом мрачное молчание и черное карканье "русских союзников", а в душе темно, скверно и много нехорошего" , — так определил настроение людей врач Ф.П.Чекалов.
Наступил октябрь 1917 года. Пришла новая власть. Повсюду избираются Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, но Плёс — город купеческий и мещанский, избранный орган новой власти назван Плёсский Совет городского хозяйства, произошло это 16 марта 1918 года. Первым председателем Совета избирается Василий Иванович Кузнецов, уважаемый в городе человек, из купцов. Председателем исполкома избирается Петр Владимирович Сериков. Этот молодой человек был гласным предреволюционной городской думы. Избранным волей-неволей приходится исполнять решения верховной власти, с одной стороны, и испытывать недовольство выбравших их граждан — с другой. Одним из первых решений новой власти стало: "Бюст князя снять".
Город и жителей ждут радикальные перемены. В июле 1918 года обсуждается готовящийся переход Плёса в Середской уезд Иваново-Вознесенской губернии. Горожане не хотят разрушать привычные, установившиеся связи и пытаются сопротивляться административному переустройству, пишут прошения, посылают делегатов, но безуспешно. В августе1918 года образуется Иваново-Вознесенская губерния, и статус Плёса теперь таков: город Плёс Ногинской волости Середского уезда Иваново-Вознесенской губернии. Население Плёса в это время 1800 человек. 5 декабря 1918 года снова проводятся выборы. Теперь Совет получает название Совет народного хозяйства. Председателем исполкома нового Совета становится Александр Васильевич Соболев, он военный моряк, но из рода местных купцов.
В Плёсе начинает работать ЧК. Это грозное учреждение помещалось в доме Иванова, ныне здесь аптека. В городе зазимовал артиллерийский дивизион Волжской флотилии, комиссаром на миноносце "Сторожевой" был B.C.Геч, он и стал уполномоченным ГубЧК по Плёсу, а затем возглавлял плёсский отдел политпросвета. Матросы зазимовавшей флотилии бесчинствовали и не подчинялись местной власти. Священник Петропавловской церкви Павел Молчанов жалуется в исполком на незаконный обыск в церкви, матросы вели себя крайне разнузданно:
"...иконы и книги повалили на пол, святость разбросали", что искали, объяснить не захотели. Плёсская ЧК существовала недолго, в 1919 году ЧК остались лишь в губернских городах.
В обиходе появились слова "лишенцы", "лишние люди", "бывшие". В 1918 году 137 граждан города были лишены избирательных прав, в том числе наиболее яркие личности из дворян и купцов, как Шулепниковы, Бакакины, Аверины, Иванчиковы, Смирновы, Грошевы, Ямановские и многие-многие другие.
Крупного производства в XX столетии в Плёсе не было. После революции были закрыты небольшие полукустарные производства. Белильноткацкая фабрика Ф.И.Бакакина простаивала, но в мае 1925 года была пущена под названием "Красный маяк", на фабрике работает 157 человек. Просуществовала она недолго, производство нерентабельно, модернизировать его не стали.
Кустари-ремесленники объединялись в артели, товарищества. Уже в 1918 году появляется сапожная и портновская артели, артель возчиков, картузо-шапочная артель, кустарно-ткацкая, несколько позднее возникает артель "Труд" по выработке гравия и земледельческое товарищество. Нужные помещения и оборудование приобретаются обычным в те времена способом: выделяются помещения бывших торговцев, конфискуется их имущество.
В первые послереволюционные годы учреждениями культуры ведает внешкольный подотдел отдела народного образования во главе с Сергеем Александровичем Щулепниковым. Он дворянин, добрый знакомый Ф.И.Шаляпина, человек с юридическим образованием, знает языки, пользуется большим авторитетом среди населения всех сословий, он прекрасный организатор. Многие из "бывших" активно включились в строительство новой жизни, охотно делились своими знаниями. Щулепников работает не только как активный организатор внешкольной работы, но и сам читает популярные лекции по искусству, подбирает театральный репертуар, выступает как режиссер и актер в театральных постановках, о проводимых спектаклях пишет регулярно в газету "Рабочий край". В это время удалось не только удержать, но и активизировать деятельность театра, открытого в 1912 году. В 1919 году в Плёсе организуется Школа драматического искусства.
В 20-е годы большой любовью плёсян пользовался и городской хор. Хором в 50 человек руководил ветеринарный врач Н.А. Миловидов.
В Плёс летом 1921 года как представитель Главмузея приезжает А.Ф.Мантель. Александр Фердинандович Мантель учился в Петербургской Академии художеств. Самый яркий и плодотворный период его жизни связан с Казанью (1905-1920гг.), творческие интересы — с художественным объединением "Мир искусства". Интересен круг его творческих связей: Н.Рерих, Б.Кустодиев, А.Бенуа, И.Билибин, К.Петров-Водкин, Д.Митрохин, Г.Лукомский и др. В Третьяковской галерее хранится портрет А.Мантеля, созданный Петровым-Водкиным в 1911 году.
А.Мантель, приехав в Плёс, получает от Плёсского горисполкома мандат на право
"собирания, приобретения и конфискации историко-художественных ценностей".
С большим трудом и множеством препятствий 25 марта 1922 года в Плёсе его стараниями был открыт первый музей. Назывался он Научно-художественный музей имени И.Левитана. Музей располагался в бывшем доме купца Иванова. "Открывшийся музей не богат, но зато виден определенный вкус и ценный подбор материала: гравюры лучших русских художников (отдельно представлены Левитан, Врубель, Ге); интересен отдел старины... Музей начал выставочную деятельность, в декабре того же года была открыта художественная выставка. Главное содержание выставки — работы художников объединения "Мир искусства". Сам Мантель дал ряд интересных по исполнению картин, ряд exlibris'oв, плакатов агитационного характера . Далее идет целая стена шаржей на местных деятелей, из которых некоторые надо признать особо удачными. Среди произведений других художников назовем работы Кустодиева, Гауша, Петрова-Водкина, Лансере, Бенуа, Митрохина и др." . Однако музей просуществовал недолго: власть и общественность не поддержали энтузиаста. В 1924 году А. Мантель вынужден был покинуть город.
Одним из важнейших событий в Плёсе стала организация в 1919 году Народного сельскохозяйственного техникума. За 80 лет (1921— 2001 гг.) техникум подготовил 8245 специалистов. Преподаватели специальных дисциплин вели серьезную исследовательскую работу. Особенно значительными были работы Николая Константиновича Закроева. Ученый агроном, закончивший Петербургскую сельскохозяйственную академию обобщил свои опыты с сельскохозяйственными культурами в работе "Опытное поле Плёсского сельскохозяйственого техникума. Результаты опытов за шесть лет". Преподаватели сельхозтехникума организовали краеведческое общество, в котором старались привлечь к изучению родного края студенческую молодежь и школьников. В 1929 году преподавателей техникума обвинили в аполитичности, распространении "кондратьевщины", некоторые из них подверглись репрессиям; было распущено и краеведческое общество.
Несмотря на перемены истинные патриоты города стараются не порывать с ним связи. Сын последнего городского головы Николай Павлович Смирнов, работающий в это время в губернской Иваново-Вознесенской газете "Рабочий край", поддерживает культурные начинания в Плёсе с помощью прессы. Николай Павлович — писатель, литературный критик, журналист, родившийся в Плёсе в 1898 г. Он сам пишет: "Октябрьскую революцию встретил восторженно", вступил в партию большевиков и с увлечением начал работать в губернской газете. В 1922 году переехал в Москву на работу в газету "Известия", стал печатать критические статьи в журнале "Красная новь", редактируемом А.К.Воронским, которого считал своим литературным учителем всю жизнь. В 1934 году стал литературным секретарем журнала "Новый мир", сближается с писателями группы "Перевал". Большинство из этих писателей в 30-е годы были репрессированы. Эта горькая чаша не миновала и Н.П. Смирнова. Четыре года он вынужден был провести в лагерях в тайге возле Красноярска, затем на Печоре и в Воркуте. После освобождения жил в Александрове и только в 1941 году вернулся в Москву с намерением отдаться литературному творчеству. Но грянула война, с августа 1941 года Николай Павлович призван в армию. После демобилизации занимался рецензированием, редактированием, регулярно отдавал свои рассказы в альманах "Охотничьи просторы". Первая большая книга писателя "Изумруд севера" вышла в 1929 году, в ней писатель рисует родные места, любимую Волгу. Лучшим из написанного сам считает повесть "Золотой Плёс" (1969 г.) о пребывании И. Левитана в Плёсе. Недаром писателя называют певцом золотого Плёса. Скончался Николай Павлович в 1978 году. К 100-летию со дня рождения по инициативе Плёсского музея-заповедника была издана книга о писателе "Певец золотого Плёса. Николай Павлович Смирнов (1898—1978"", содержащая научные статьи, материалы и публикации на основе последних исследований творчества писателя. Стихи разных лет изданы в сборнике "Поклон Плёсу" (2003 г.).
Плёсские энтузиасты в первые послереволюционные годы свято верили, что теперь не только в столицах возможна полная, многогранная культурная жизнь. А такой город, как Плёс, с его богатым природно-эстетическим потенциалом — лучшее для такой жизни место. 1 июня 1919 года Плёс посетил нарком просвещения А.В. Луначарский, оценил живописную природу города, его здоровый климат и поддержал идею превращения города в детский курорт. Было даже издано постановление Иваново-Вознесенского губисполкома, по которому предполагалось выселить жителей, оставив только обслуживающий персонал. Решение перепугало жителей, но видимого протеста не последовало. Власти все же поняли, что имеющиеся на набережной небольшие купеческие особняки для размещения детей крайне неудобны, и в городе разместился небольшой детский дом и дом ребенка для младенцев.
С 1922 г. начал работать Дом отдыха текстильщиков, для чего был выделен участок земли и несколько домов, в том числе дом бывшего городского головы П.Н.Смирнова, дачные дома Павлова, Ямановского. Это редкий из сохранившихся санаторно-курортных комплексов с использованием традиций классицизма и модерна, стиль, характерный для предреволюционного дачного строительства и курортной архитектуры первых лет советской власти. Сохранились три деревянных двухэтажных корпуса с верандами и шатровыми башенками. После войны Дом отдыха "Плёс" из сезонного стал круглогодичным и мог принять одновременно до 600 человек. Дом отдыха "Плёс" функционировал до перестроечного времени.
В 1927 году живописнейшее место в районе Ключей, сосновый бор и усадьбу Фомичевых занял противотуберкулезный санаторий "Плёс". Санаторий площадью около 50 га был выстроен и оборудован по образцу лучших крымских санаториев. Он был оснащен первоклассным медицинским диагностическим и лечебным оборудованием. Город Плёс стал городом-здравницей.
Революционный энтузиазм к концу 1920-х годов угас, оживившаяся было в годы нэпа торговля была свернута. Начались "сталинские пятилетки". Архивные документы создают впечатление о конце 20—30-х годов XX столетия как самых унылых в истории города.
На противоположной стороне Волги напротив Плёса в середине 30-х годов обосновывается одна из колоний "Волголаг" НКВД; заключенные занимаются разработкой песчаного карьера. В здании закрытой фабрики "Красный маяк" в предвоенное время и в войну размещается ИТК-4 (исправительно-трудовая колония для женщин).
В 30-е годы предпринимаются попытки возродить в Плёсе ювелирное дело. Делают кольца из металла в артели инвалидов "Прогресс", наряду с плетением корзин, витьем веревок, изготовлением матрацев. В 1937 году организуется артель "Путь Октября". Одно из направлений работы артели — ювелирное дело, но кроме этого артель осуществляет некоторые виды бытового обслуживания. В первый год войны артель была распущена. Ювелирное производство после войны возобновилось уже как филиал приволжской артели "Красная Пресня". В настоящее время небольшой ювелирный цех, работающий с драгоценными металлами, входит в крупнейшее в стране предприятие "Алмаз-холдинг"; при предприятии имеется фирменный магазин.
Связь города с остальным миром долгое время происходила, в основном, речным путем. За сезон через Плёсскую пристань проходило около 40 тысяч человек, перевозилось грузов грузо-пассажирскими перевозками до 2600 тонн, а малой скоростью на баржах более 150 тысяч тонн. Грузы и пассажиров через Волгу перевозил паром, с дореволюционных времен работали два пароходика "Чиж" и "Воробей". "Воробей" продержался до 60-х годов и был очень любим плёсскими жителями.
К началу 30-х годов в городе с населением около 2 тысяч человек более 200 лишенных избирательных прав. Многие из них вынуждены были уехать из Плёса, другие были арестованы. Все культурные начинания двадцатых годов или угасли, или задушены властью. Проведены кардинальные мероприятия партии по внедрению в Плёс "пролетарского элемента". За годы советской власти с марта 1918 года по август 1941 года в Плёсе у власти в качестве председателей горисполкома побывало 28 человек. И после 1924 года председателей горисполкома внедряли в Плёс решениями Середского райкома ВКП(б) при поддержке местных парторганизации. Люди совершенно не знали специфики города, не умели организовать работу. Выдвиженцев затем безжалостно смещали не только за упущения в работе, но более всего за "отсутствие классового чутья".
Тихий уютный Плёс, Волга, живописные окрестности по-прежнему влекли к себе людей творческих. В 1933 году открылся Дом творчества Всероссийского театрального общества. Это был небольшой дом отдыха, человек на 50, занимал он особнячок купца Петрова и одноэтажные домики на территории бывшей полотняной мануфактуры Частухина. Дом отдыха был заполнен круглогодично. Здесь побывали многие знаменитости, составившие славу театрального искусства страны: В.Васильева, К.Шульженко, О.Янковский, О.Ефремов, И.Смоктуновский, Н.Сличенко и многие другие. Жители города могли слышать игру Якова Флиера, Давида Ойстраха, Святослава Кнушевицкого. Здесь писали свои пейзажи Г.Савицкий и Н.Соколов из знаменитой тройки Кукрыниксов. В окрестностях Плёса на Волге создал свои великолепные лирические пейзажи Николай Ромадин. А Яков Ромас сделал колоритные портреты-зарисовки местных жителей, волжские этюды для знаменитой картины "На плоту". В годы перестройки любимый творческой интеллигенцией дом отдыха утратил свою популярность, стал пансионатом с лечением, и состав отдыхающих уже иной.
В годы войны из Плёса, в котором перед войной жило около 2000 человек, ушло на фронт большинство мужчин. В "Книгу памяти" Ивановской области занесено 223 плёсских жителя, не вернувшихся с фронта; 88 человек пропали без вести. Двое его жителей стали Героями Советского Союза: летчик Михаил Дмитриевич Корнилов и командир воздушно-десантного батальона Олег Иольевич Кокушкин. В Плёсе именем М.Д.Корнилова названа улица. Плёс — тыловой город. Главной работой для него стал прием раненых и эвакуированных. В войну население города увеличилось вдвое. Плёс принял 2000 эвакуированных, 4 детских интерната. Было организовано два госпиталя, разместившихся в санатории "Плёс", в домах отдыха в Плёсе и в Порошине. Уже 2 августа 1941 года в Плёс прибыл первый санитарный пароход, доставивший раненых с Украинского фронта. Быстро были развернуты операционные, перевязочные. Госпиталь единовременно принимал и лечил до 1500 раненых бойцов. Забота о повседневном уходе за ранеными легла на плечи плёсских женщин. Тыловая жизнь маленького городка — тоже подвиг, неоценимый вклад в общее дело Победы. Закончилась война, расформированы госпитали, разъехались эвакуированные, возобновилась работа домов отдыха. С 1947 года по постановлению Совет Министров РСФСР город получил статус курорта.
В 1955 году Плёс пережил, пожалуй, самый опасный момент за всю свою многовековую историю. Перед заполнением Горьковского водохранилища в городе развернулась масштабная стройка: укреплялась, поднималась, создавалась нынешняя волжская набережная. Помогли героизм жителей и строителей, железная воля великой плёсской градоначальницы
Евстолии Кузнецовой, и уникальный плёсский рельеф: когда уровень Волги поднялся на 7 метров, Плёс не только не пострадал, но стал ещё красивее. Чудесное спасение Плёса при подъёме Волги особенно впечатляет, если вспомнить печальные судьбы наших волжских собратьев: навсегда исчезла под водой Рыбинского водохранилища некогда славная Молога, был непоправимо искалечен частичным затоплением Юрьевец. А Плёс с шестидесятых по восьмидесятые годы переживал своё лучшее время за весь 20 век.

Памятник И.И.Левитану

1960 год для Плёса — юбилейный: 550-летие основания города, к Плёсу привлечено внимание творческой интеллигенции в связи со 100-летием со дня рождения И.И.Левитана. Поэтому же восстанавливается памятник основателю города Василию Дмитриевичу. Из здания Воскресенской церкви выводится столярная мастерская и там размещается картинная галерея на общественных началах. Союз художников РСФСР подарил Плёсу 200 картин русских и советских художников. С 1968 года Плёсская картинная галерея — филиал Ивановского областного художественного музея. В 1972 году открыт дом-музей И.И. Левитана, а в 1980 году создан Плесский Государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник, объединивший несколько городских музеев и несколько тысяч гектар охраняемых приволжских ландшафтов.
Период рубежа веков, с 1990 по 2005 годы, обернулся для Плёса очередной паузой. Всесоюзная здравница стала, по большому счёту, безработной и приступила к поиску своего места в новой, современной России. Одновременно с Плёсом искали своё место в новой жизни многие другие русские исторические города. Кто-то полностью сосредоточился на изготовлении и сбыте сувениров, кто-то превратился в конгресс-центр или парк развлечений. Плёс ищет более надёжные решения, он старается взять сегодня самое лучшее из своего опыта XIX-XX веков и возрождается, набирает силу прежде всего как климатический курорт и лучшее старинное дачное место.
В городе опять, как сто лет назад, живут на дачах известные всей стране люди. Искушённые и состоятельные, они считают город лучшим местом для жизни и отдыха. Золотые двуглавые орлы на парных обелисках новой заставы на въезде в город напоминают, что Плёс, как и 600 лет назад, пользуется вниманием первого лица государства. Но если при Василии Первом Плёс был главным военным секретом молодой Московской Руси, то сегодня у Плёса самая мирная, хотя и не менее ответственная роль: быть образцовым русским историческим городом, витриной достижений России в культурной, экологической, гуманитарной сферах, в искусстве жить по-русски.


Художники в Плесе   

Многих знаменитых путешественников радушно принимал Плёс. Но самым близким и дорогим для плесян стал, конечно же, Исаак Ильич Левитан.

И.Левитан "Тихая обитель", 1890

Ранней весной 1887 года Левитан отправился в свою первую поездку по Волге, его давно влекла к себе великая русская река. В Васильсурске художник любовался величественным половодьем и нарисовал его в своих этюдах "Разлив на Суре" и "Под Васильсурском". Потом художник добрался Жигулей. По пути он интересовался местами, где задолго до него И.Е.Репин работал над этюдами для своей известной картины "Бурлаки". Красоту Жигулевских берегов Левитан отразил в великолепном этюде "Жигулевские горы". Перед Самарой особое внимание Левитана привлекли многочисленные длинные плоты, которые спускались вниз по Волге. Здесь весеннюю полноводную Волгу Левитан запечатлел на своем этюде "Плоты".
Но Волга на первых порах встретила Левитана не очень хорошо. Лето в том году выдалось дождливое, пасмурное; редко выглядывало солнце. Такая погода угнетала Левитана, он приуныл и писал А.П.Чехову:
"Разочаровался я чрезвычайно. Ждал я Волги как источника великих художественных впечатлений, а взамен этого она показалась мне настолько тоскливой и мертвой, что у меня заныло сердце и возникла мысль: не уехать ли обратно?".
Большинство картин, написанные Левитаном по этюдам этого лета, выражали угнетенное состояние художника. "Пасмурный день на Волге" и "Вечер на Волге", которые были закончены в последующие годы, полны напряжения, грузные дождевые облака как бы давят на речную гладь, и солнце не может пробраться сквозь их густую завесу.
Вторая поездка Левитана на Волгу в 1888 году оказалась более удачной. Лето было сухим и жарким, на этот раз Левитану приглянулся солнечный Плес, он избрал его летней студией. Здесь он нашел и великолепные дали, и заросшие лесами холмы, и живописные слободки, и, наконец, Волгу во всем ее величии и неповторимости.
Левитан жил в Заречье в мезонине маленького каменного дома. Здесь же снимала комнату его спутница - художница С. П. Кувшинникова, за этим домом на мощеном дворе стояли старые деревянные постройки, сарайчик, крытый загнившими досками, скотный двор. Все это производило ощущение запущенности, крайней бедности. Немного позднее Левитан запечатлел этот уголок на своей картине "Ветхий дворик".
Художник очень часто гулял по живописным берегам быстрой лесной речки Шохонки, которая на ключах была запружена мельничными плотинами, которые образовали небольшие водоемы. Ближе к городу эта речка с прозрачной холодной ключевой водой бежала по чудесной долине, которые разделяли две горы: Соборную, ныне названную горой Свободы, и Петропавловскую, в первые годы Советской власти получившую имя Левитана.
Одна из водяных мельниц служила Левитану мотивом для поэтической картины "Осень. Мельница", который был написан в Плесе в 1888 году. Тогда же Левитан и Кувшинникова создали этюды, которые изображали старинную деревянную Петропавловскую церковь. Один из них показал ее внутренность, а другой нарисовал эту церковку при последних лучах солнца. Осенью Левитан увез из Плеса в Москву много этюдов, с которых он, проживая в номерах "Англии", потом писал картины.

И.Левитан "Березовая роща", 1888

Волжская природа и речной простор прекрасно влияли на душевное состояние художника. И это отразилось на его творчестве. Увидев картины Левитана, которые были написаны с плесских этюдов, Антон Павлович Чехов, большой друг художника, сказал ему: "Знаешь, на твоих картинах уже появилась улыбка".
На следующее лето, в 1889 году, Левитана снова потянуло в Плес. На берегу Волги, в слободе Заречье, и до сих пор стоит большое старинное двухэтажное каменное здание, которое принадлежало тогда купцу Грошеву (сейчас здесь средняя школа). Во втором этаже этого дома Левитан снимал залу, здесь при довольно непростых условиях он написал замечательную картину "Вечер. Золотой Плес". Вот что об этом рассказала художница С.П.Кувшинникова: "Судьбе угодно было впутать нас в семейную драму одной симпатичной женщины-старообрядки... которая решила покинуть семью. Нам пришлось целыми часами обсуждать с ней разные подробности, как это выполнить. Видеться с нею приходилось тайно по вечерам. И вот, бывало, я брожу с ней в подгорной роще, а Левитан стережет нас на пригорке и в то же время любуется тихой зарей, которая догорала над городом. Здесь он подметил мотив "Золотого Плеса", который потом каждое утро стал писать, восполняя запас впечатлений своими наблюдениями по вечерам".
В картине "Вечер. Золотой Плес" художника привлекла вечерняя тишина и огромные волжские просторы. Солнца уже нет, его последние лучи позолотили все окружающее: и гладь реки, и просторное небо. Зеленые берега впитали в себя тот же золотистый оттенок. На переднем плане картины на склоне горы отображена свежая, зелень волжского берега, буйная трава, одинокие пеньки, кустарник, которые доходят до самой церкви. На кромке зеленого берега располагаются большой грошевский дом под красной крышей, а дальше, за церковью, в синеватой дымке ощущаются контуры Плеса, круто спускающегося к Волге. Успокаивающая вечерняя тишина запечатлена Левитаном с большой задушевностью.
А судьба молодой старообрядки через несколько лет стала темой романа "Развиватели", который был написан Г.Т.Северцевым-Полиловым в 1903 году. Он посвятил его А.П.Чехову, в романе большая часть действующих лиц - местное население из плесских и яковлевских старообрядцев. Основной героиней романа является Феня, молодая, красивая жена купца Полушина (Грошева), которую убедили оставить старообрядческую семью и бежать в Москву дачники - художники Львовский (Левитан), Хрустальникова (Кувшинникова) и сын московского богача Зимин (Морозов).
Здесь же, в Плесе, Левитан нарисовал картину "После дождя. Плес". Он показал прекрасный простор Волги: только что прошел дождь, солнце пробивается сквозь облака, ощущается их, движение, рябь воды. На переднем плане, ближе к берегу, плавно качаются несколько барж и две лодки. Вдали виден маленький пароход. На берегу - типичная окраина волжского городка, знаменитая картина "Березовая роща", которую Левитан создавал больше четырех лет, также имеет самое близкое отношение к пребыванию художника в Плесе. Он начал ее еще в Бабкине, под Москвой, летом 1885 года, где отдыхал вместе с Чеховым. Писалась она с огромным вдохновением, но так и осталась тогда незаконченной.
Этот маленький подрамник с начатой картиной Левитан привез с собой в Плес. Здесь он обнаружил подходящую березовую рощу (сейчас это любимое место прогулок отдыхающих) и дописал свою картину, в которой так щедро изобразил ослепительное яркое солнце, пробивающееся через листву берез.
Много других картин и этюдов создал Левитан летом 1889 года, которое принесло ему большой творческий подъем. Он увез в Москву больше двадцати картин и множество великолепных этюдов. Среди них шедевры, которые добавили Левитану славу лучшего русского пейзажиста.
Друг Левитана, великий русский писатель Антон Чехов, никогда не бывавший в Плесе, опосредованно оказался связанным с ним крепкими узами. В рассказе "Попрыгунья", основой для создания которого послужила реальная история любви И.Левитана и С.Кувшинниковой, действие, в частности, происходит и в волжском городе, где остановились для своих художественных трудов любовники. Чехов описывает и Волгу и заштатный город так, будто история разворачивалась перед его глазами. Публикация в 1892 году этого рассказа сильно испортила отношения между друзьями (говорят, что Левитан даже собирался вызвать Чехова на дуэль), а Кувшинникова после этого больше никогда не встречалась с Чеховым. Левитан и Чехов позже восстановили дружеское общение, но, кажется, уже без прежней доверительной близости.

         Евдокимов.Рассказы о художниках. Исаак Ильич Левитан (глава 14. Плёс)         

А.С.Степанов и С.П.Кувшинникова также плодотворно работали в Плёсе. Степанов написал несколько замечательных пейзажей: "Пристань на Волге", "Улочка в Плёсе", большие картины: "Плёс", "Стадо у Волги". Две его жанровые зарисовки, оказавшиеся в частных коллекциях за рубежом, изображают И. Левитана во время его пребывания в Плёсе. Софья Петровна Кувшинникова, женщина неординарная, одаренная, тоже полюбила Плёс. Ею написаны живые увлекательные воспоминания о жизни художников в Плёсе, передающие атмосферу творчества, "вечные беседы и споры об искусстве", интересные бытовые подробности. В Плёсском музее-заповеднике хранятся в числе других ее работы "Плёс" и "Плёс. Интерьер Петропавловской церкви", написанные уже без Левитана в 1890-е годы. Софья Петровна считала себя ученицей Левитана: "Восемь лет, посвященных практическому изучению природы под руководством Левитана, — это выше всякой школы".
Картины И.И.Левитана, написанные в Плёсе, прославили маленький городок, "который и сам не подозревал о своей красоте", как говорили современники. Плёс, открытый для художников Левитаном, становится для них неиссякаемым источником вдохновения, творческой лабораторией.
С 1889 года в течение почти 10 лет здесь работал
Алексей Михайлович Корин. Им было создано множество интересных произведений: "Плёс", "Переправа на Волге", "Плёс. Красная мельница", "Зимогор", "Плёс. Невод", "Плёс. Буксир" и многие другие. Написаны они непосредственно с натуры, герои его не вымышленные персонажи, это жители Плёса. Работы художника хранятся более чем в 30 музеях страны. Значительной коллекцией располагает Плёсский музей-заповедник.
В Плёсе работали М.Х.Аладжалов и Е.М.Хруслов. Картина Е.Хруслова "На Волге" была куплена П.М.Третьяковым. В Ярославском художественном музее хранится картина М.Аладжалова "В Плёсе Костромском. Утро", написанная в 1912 году.
В.Н.Бакшеев , Народный художник СССР, работавший в Плёсе в 90-е годы XIX века за картину "В заштатном городе Плёсе" получил премию на одной из московских выставок в 1891 году. А в 1936 году старейший русский пейзажист снова в Плёсе и пишет замечательные работы "Серый день на Волге" и "Вечер на Волге". В 1898 году С.А.Виноградов, приехавший на этюды с В.В.Переплетчиковым, с восторгом и упоением пишет плёсские пейзажи. "Как хороша природа, изумительно" , — делится он своими впечатлениями в письмах. Здесь он написал "На пароме", "Дача на Волге" и другие.
И в наши дни Плёс влечёт художников. И не только наших соотечественников. В 2007 году в Плёсе гостили художники из Америки Джон и Лена Мюррей. Свои впечатления об этом визите они разместили на сайте:

John & Lena MURRAY (Вашингтон). Visit to Plyos in July - August 2007

John & Lena MURRAY (Вашингтон). Paintings (Plyos, Russia. July - August 2007)

По материалам Википедии и сайтов http://www.family-history.ru, http://plyos-adm.ru, http://plyos.ru, http://www.temples.ru,

http://www.pless.ru, http://geraldika.ru, http://www.myrusland.ru, http://citypl.narod.ru